Основной блог
Главные новости Городская среда

Мой двор – моя крепость?

Фото: https://stroiteh-msk.ru/materialy/vorota-ili-shlagbaum-vo-dvore-doma-93-foto.html
Для обозначения промежуточного пространства земли между многоэтажными домами используют термин «полу-приватное» («semi-private», иногда «semi-public» — полу-публичное). Сегодня концепция полу-приватного пространства обретает популярность далеко не только в пост-советском контексте. Архитектор Ян Гейл в своей книге «Жизнь между зданиями» анализирует роль и статус территории вблизи жилых домов в городе, а французский исследователь Стефан Тоннела предлагает рассматривать городское пространство как спектр: от публичного до приватного. В полу-приватном пространстве начинают видеть буфер между городом как сценой для публичного действия и сугубо личной, скрытой ото всех за стенами квартиры жизнью.

Однако часто наличие полу-приватного двора — свойство и следствие типовой застройки, когда жилое помещение оказывалось маленьким и тесным, а жизнь ожидаемо выплескивалась за его пределы. Исторически, до многоквартирной застройки, дворы мыслились как сугубо частые: земельные владения рядом с жилищем, предназначенные для хозяйственных нужд были частью «домашнего хозяйства» — «экономики».
Фото: https://stroiteh-msk.ru/materialy/blochnye-doma-v-sssr-87-foto.html
Такие дворы исчезают с приходом урбанизации. К началу 20 века в крупных городах не было ничего, что можно назвать приватным outdoor space. Массовая типовая застройка, призванная избавить город от кризиса нехватки жилья, первоначально не подразумевала никаких промежуточных зон: из квартир люди попадали сразу на городские улицы.

Примерно тогда же в поле внимания исследователей попадают психологические эффекты городов. Работы Хелене Штейнбах и Роберта Соммера были посвящены типовой застройке и «эффектам давления», которые она вызывала. Независимо друг от друга, они решили, что люди страдают от нехватки личного пространства и однотипности пейзажа.

Так зачем нам вообще необходимы полу-приватные места? Оскар Ньюман в теории «защищающего пространства» (Defensible space theory) предполагал, что территория рядом с жилыми домами должна стать буфером, безопасным пространством между квартирой и городом.
Фото:https://stroiteh-msk.ru/foto/mozhno-li-ogorodit-pridomovuyu-territoriyu-mnogokvartirnogo-doma-zaborom.html
Полу-приватные пространства пограничны, и потому у их пользователей есть стремление склонить их в одну или другую сторону. Например, не следить за происходящим вовсе и только проскакивать сквозь них к машине по утрам. Или же, напротив, попытаться присвоить двор сверх возможного. В этом стремлении перевести двор в область приватного можно увидеть причины как формирования группировок, так и споров за установку шлагбаума. Когда полу-приватное начинает выполнять «защищающую» функцию, те, кого оно защищает от города стремятся как можно более надежно его отгородить. Оно становится все более закрытым и труднодоступным: не важно, подручными средствами или сборами на ворота, видеокамеры и охрану. Сегодня в Москве все сложнее найти двор, открытый для внешнего посетителя. И причина тому — исключительно стремление сделать «защищающую» зону недоступной для чужаков.

Когда происходит перекос в сторону приватного, начинаются и споры об использовании пространства среди тех, кто его присваивает. «Право на двор» пытаются реализовать через соревнование «кто быстрее припаркует автомобиль».

В Европе действуют с позиций соучаствующего проектирования. Здесь архитекторы и проектировщики тоже исходят из предпосылки «двор как место присвоения», но при этом стараются показать, что будут учтены все интересы (Нидерланды, Польша, Швеция). Полу-приватное пространство разрабатывается как зона для общения и отдыха. Оно должно стать «защищающим» по Ньюману, но не по принципу радикального отсечения внешней среды, а благодаря плавному вхождению в нее.
Фото: rstart-shop.ru
Сегодня городской двор переосмысляется благодаря своей новой роли. Пандемия в 2020 ограничила перемещения, и жители обратили внимание на территории рядом с домом. Теперь это не только место битвы за парковку: здесь можно гулять, отдыхать и даже удаленно работать. Ситуация, ставшая глобальным вызовом для городского планирования, показала, что присвоение двора должно начинаться не с попытки отгородить его от чужих, но с потенциала его использования.

Идея полу-приватного пространства снова перспективна: особенно, когда речь заходит о городе при широком распространении удаленной работы. Во дворе может быть зеленая зона, детская или спортивная площадка, мастерские, слоты для коворкинга или даже кофейни. Главное — исходить из потребностей и практик использования, а не из стремления закрыть, чтобы было закрыто.